{{game.date.format('ddd, DD MMM')}} завершен
{{game.DisplayDateTimeMsk}}
{{getOnlineDesc(game)}}
  • --
  • --

Елена Швайбович: «В защите в матче с Америкой мы играли как 5 пальцев одной руки»

Чт, 11 августа 2022

Елена Швайбович: «В защите в матче с Америкой мы играли как 5 пальцев одной руки»

Чт, 11 августа

Российская Федерация Баскетбола продолжает отмечать 30-летний юбилей исторической победы женской сборной на Олимпиаде в Барселоне.

Елена Швайбович была на виду всегда. Неслучайно выступала за все юниорские и молодежные сборные Советского Союза. А в 1989 году впервые попала в главную команду страны. В Барселоне же была одним из основных игроков сборной, выходила в стартовой пятерке и внесла немалый вклад в олимпийское золото.

- Насколько тяжело было в то время попасть в национальную команду? Тем более из минского «Горизонта».

- Конечно, тяжело. В сборной было человек 16-18, а на соревнования отправлялись 12 игроков из 15 республик - самые лучшие и сильные. К тому же так получилось, что из Белоруссии были два задних игрока – Ирина Сумникова и я. Фактически можно было брать одну из нас, но, видимо, достойными оказались обе. С защитниками тогда проблем не было – это центровые были на вес золота. «Горизонт» как раз и отличался тем, что у нас практически не было высокорослых игроков. Татьяна Белошапка играла центрового с ростом максимум 190. У Галины Савицкой было 187, но она была больше четвертым «номером». А вся наша канва состояла из быстрой игры, быстрого позиционного нападения и активной защиты – то есть акцент был сделан на подвижных маленьких игроков. До нас была еще Ирина Губа – она выступала за сборную СССР на чемпионате мира-1986.

- Ирина Сумникова помогла освоиться в национальной сборной?

- Ее пример всегда был перед глазами. Иначе и быть не могло – как-никак старший товарищ.

- Кем стал для вас Евгений Яковлевич Гомельский, пригласивший в сборную СССР?

- Это Тренер с большой буквы. Немного поясню, какой смысл я вкладываю в эти слова. Евгений Яковлевич умел находить подход к игрокам, создавал здоровую атмосферу внутри команды, мог помирить девчонок, когда они конфликтовали. Все-таки за то, чтобы попасть в состав из 12 человек, каждая из нас боролась как могла. Вообще успех в командной игре на 90 процентов зависит от здорового коллектива. А Евгений Яковлевич смог создать боевой, сплоченный коллектив. В этом его главная заслуга.

- Насколько сложной оказалась подготовка к Олимпийским играм?

- Очень долгой и сложной в моральном плане. Мы до последнего не знали, поедем на Игры или нет, ждали отмашки. Не попали ни на церемонию открытия Игр, ни на закрытие.

- Команда ехала в Барселону только за победой. В такой ситуации поражение от Кубы стало холодным душем?

- Конечно. Мы все время обыгрывали Кубу минимум очков по 20. То, что проиграли ей, было нонсенсом. Для сборной СССР даже второе место на любом турнире было отвратительным результатом. От нас всегда требовали только первое.

Все были очень расстроены, но поддержали тренеры. Поверили в нас. А для женщин очень важно, когда тренер-мужчина доверяет и верит в них. Собрание прошло безболезненно. Нам сказали: все впереди, не переживайте, все будет нормально.

На той игре была сборная США в полном составе вместе с тренерским штабом. Так они ушли после первой половины. Решили, что смотреть тут не на что, что они нас без проблем обыграют. А потом на полуфинал вышли морально неподготовленными. Наверное, думали, что мы сами сдадимся.

- Но наша сборная тогда могла вообще не выйти в полуфинал, если бы в последнем матче в группе не обыграла Бразилию. В той встрече вы набрали 20 очков, составив с Еленой Торникиду дуэт лучших снайперов. В чем причина столь результативной игры?

- Уже и не помню. Мы играли как могли. Из своей группы вышли со второго места и попали на Америку. Полуфинал стал центральным матчем всего турнира.

- В то время трехочковых бросков было гораздо меньше, чем сейчас. В Барселоне игроки нашей сборной реализовали лишь 6 попыток, половину из которых - лично вы. Были главным снайпером команды?

- У нас тогда в сборной были очень хорошие «большие». Мы старались играть на Засульскую, Худашову, других девчонок Игра в атаке была больше построена на высокорослых игроках. От нас же требовалось убежать, организовать быстрый прорыв, отдать своевременную передачу. Трехочковые тогда и вовсе были второстепенны – тактика была совсем другая.

- Одним из ваших главных качеств была цепкая игра в защите. В полуфинале против США вы сделали 5 перехватов. Настолько серьезным оказался настрой?

- Я вообще достаточно много перехватывала и проходила. Действовала на площадке реактивно. Любила играть на втором «номере» - там больше возможностей проявить себя и забить. Но в сборной нередко приходилось исполнять функции разыгрывающей, проявлять организаторские качества.

- Мало кто верил, что Объединенная команда сможет обыграть американок.

- Скажу больше. Первую половину матча у нас вообще не показывали. Более того, игру никто не снимал – решили, что нет смысла, все равно мы проиграем. И трансляция началась только со второго тайма, когда мы уже вели 10 очков, и стало понятно, что назревает сенсация. Полную трансляцию того полуфинала мы смогли посмотреть только в прошлом году. Да и играть тогда начинали при почти пустых трибунах. Но ко второй половине зал был забит почти полностью. Информация по олимпийской деревне разлеталась очень быстро, а тут мы до перерыва вели почти все время. Очень много пришло болельщиков и других спортсменов.

- За счет чего тогда смогли обыграть американок?

- За счет грамотной организации игры. Наш тренерский штаб проработал абсолютно все – от защиты до нападения. Помню, что в обороне мы играли как 5 пальцев одной руки. Сделали акцент на защиту трехсекундной зоны, так как у сборной США были очень хорошие центровые. Разрешали бросать со средней и дальней дистанции, но не давали спокойно получать мяч под кольцом. Действовали очень кучно.

Спустя много лет я анализировала ту игру. У американок тогда не было стабильного среднего и дальнего броска. А с близкой дистанции они были вынуждены атаковать из тяжелых положений и забивали с низким процентом. Это была ошибка их тренера: она махнула рукой, не стала разбирать нашу игру. А Евгений Яковлевич с Вадимом Павловичем Капрановым разложили все по полочкам, использовали все наши сильные стороны.

Американки играют в быстрый баскетбол. Так мы навязали им медленную игру. Конечно, если убегали в отрыв, то забивали. Но если нет, разыгрывали мяч все 30 секунд. Долгие атаки должны были измотать соперниц в защите. Все это – работа наших тренеров. Они, безусловно, молодцы!

- Тот матч вы не смогли доиграть из-за перебора фолов. Когда получили пятый?

- Очень расстроилась, что не смогла. А после пятого играть оставалось еще минут 8, может, чуть меньше. Хорошо помню, что получила дурацкий фол. Соперницы перехватили мяч и побежали в прорыв. Я попыталась остановить – получилось грубо. Лучше бы они тогда забили.

- Каково это – досматривать один из главных матчей в карьере со скамейки запасных?

- Очень тяжело, конечно. Мне тогда было 26 лет – расцвет для защитника. Время, когда уже пришли и опыт, и знания, и уверенность. За тот пятый фол я сама себя очень сильно винила и казнила. Обидно, когда в такой игре садишься и не можешь помочь команде. Но все те, кто сидели на скамейке, болели очень активно. Один из плюсов Евгения Яковлевича – создание отличного психологического климата внутри команды, когда никто никому не завидовал. Неважно сколько ты играл: все сильно переживали за тех, кто был на площадке.

- Насколько сложно было после такой победы настроиться на финал?

- Победа в нем была уже как само собой разумеющееся. Мы об этом и не думали. Главное было обыграть Америку. С китаянками получилось куда проще. Одолев главного соперника, мы на крыльях их добили.

- Ваши первые ощущения, когда прозвучала финальная сирена?

- Конечно, безудержная радость. Мы и не думали о другом, кроме как о победе. Но очень многие были впервые на Олимпийских играх. И до конца не понимали значимость того успеха. Раньше было как? Ну, Олимпиада, очередное соревнование, которое надо выиграть. Осознание же того, что стали олимпийскими чемпионками, добились столь высокого результата, приходит гораздо позже. Когда приезжаешь домой, когда тебя просят показать золотую медаль, когда на различных встречах все поздравляют. С тех пор прошло уже 30 лет, а побед на Олимпийских играх больше не было. Сейчас то, чтобы сделали большое дело, ощущается еще сильнее, чем раньше.

- В Барселоне выступала первая мужская Dream Team во главе с Майклом Джорданом. Можно ли назвать и ту нашу женскую сборную «командой-мечтой»?

- Однозначно. На 200 процентов. Нам любой соперник был по силам. И я очень ценю все победы на той Олимпиаде и до этого в составе сборной СССР. И, конечно, нашу дружбу. Чем старше мы становимся, тем ценнее отношения между девчонками. Думаю, то же самое может сказать каждая из нас. Это очень здорово, что были и есть такие подруги, такой тренер. До сих пор стараемся встречаться как можно чаще.

КОММЕНТАРИИ (0)

Ответ пользователю

Отмена
Редактировать Удалить
Ответ пользователю :
Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизация